Истории жизни наших пациентов 17.01.2018

Истории жизни наших пациентов 17.01.2018

Виктор, стаж употребления наркотиков и алкоголя 18 лет

Виктор сидит на диване и перебирает свои пальцы, взгляд направлен куда-то вдаль. Про такие лица говорят: «Остатки былой роскоши». Да, раньше Виктор явно был красавцем. Теперь в его лице что-то безвозвратно поменялось.

- У меня много впечатлений из детства. Например, как папа катал меня на санках, поднимал на плечах на пятый этаж, постоянно подбрасывал вверх. Отец работал охранником, вроде бы, сутки через двое. Я его очень любил. Один раз встал попить, прошел мимо их с матерью спальни, а она там с каким-то мужиком. Потом у меня память прерывается. Наверно, потому что отец стал очень много пить, на нас с сестрой с ножом кидался. Такое помнить не хочется. Я всегда говорил себе: до такого не опущусь, в моей жизни не будет алкоголя.

Потом у Виктора, как и других мальчишек в средней школе, наступила пора хулиганства: мелкое воровство в компании дворовых пацанов, первая сигарета, выкуренная тайком от мамы. К 8 классу родители Виктора развелись: отец остался жить в Краснокамске, а мать забрала сестру и уехала с сестрой в Пермь. Витька жил у любимой бабушки, которая окружала его заботой и вниманием: от матери ему такого счастья не выпадало.

- Я хорошо учился до 9 класса. Занимался спортом, занимал какие-то места, в школе меня уважали и ребята, и учителя. А мама потихоньку, но переманивала в Пермь. Ну, я и поддался. Приехал туда, мать сразу меня отправила в авиационный техникум. Полтора года перекатывался с двоек на тройки, перешел в другой техникум, потом в еще один. С грехом пополам закончил учебу, сдружился с компанией «плохих парней».

Тут Виктор прерывается, пытается собрать мысли, которые разбежались в разные стороны. Не может вспомнить, что именно происходило в тот период: ведь от долгого употребления психотропных веществ память сильно ухудшается.

- На дворе девяностые годы были, так что мы тоже решили подзаработать. Грабили киоски, мелкие магазины, да и у прохожих деньги отбирали. Было весело, пока не поймали. Мама на суде долго плакала, не мог в ее сторону посмотреть. Осудили на 6 лет, но в 1998 году у нас сменились законы, так что я только три года отсидел.

Виктор вышел из тюрьмы, мама устроила его на работу охранником. Мужчине работа не нравилась, но другой не было. После тюрьмы с ее жестким графиком, определенным распорядком дня, Виктор отвык от свободы и не знал, чем заняться. Он уже ощутил знакомое дыхание тоски, от которой хотелось умереть. Какой смысл жить без всякой цели?

- Однажды на стоянку заезжает джип. Здоровый такой, огромный. И выходит из него Санек, мой знакомый с техникума. Мы поговорили, а потом он позвал меня в машину. Говорит, угощу героином за встречу. Я отказался. Во второй раз Саня снова приехал меня навестить, я тоже отказался. Но я понимал, что с тех пор, как друг вернулся в мою жизнь, мне стало веселее. Да и появилась какая-никакая цель: стать похожим на Санька. Купить себе такой же джип, помогать маме, пользоваться уважением «братьев». Так что я сделал вывод, что надо как можно больше с ним сдружиться. И «вмазался».

Виктор объясняет, что с первого раза наркотик не особо подействовал. Да и с третьего тоже. Просто хотел быть с компанией, не отставать от ребят. Но вдруг пролетели два года. Джипа не купил, зато приобрел зависимость. Сестра и мама Виктора догадывались, что что-то не так: в те годы многие подсаживались на наркотики. Но боялись узнать правду.

- Помню пришел я как-то домой, в мамину квартиру. Дома никого нет, так что я обрадовался, пошел к себе, достал необходимые инструменты. И вот когда шел процесс, у меня вдруг занемел висок. Как будто на голову давят. Я немного обернулся, а в дверях стоит мама. Плачет, смотрит на то, как я ввожу себе наркотики, хватается за косяк. Я тоже стал плакать, сказал, что мечтаю бросить, но не могу.

За то время, что мама таскала Виктора по врачам, по целителям, он вынес из дома почти всю технику. Мама плакала, но не сдавалась. Как-то подружка на работе ей рассказала про клинику на Украине, якобы там вылечили ее сына.

- Мама на лечение денег не жалела. Мы с ней поехали в Запорожье, мне вшили специальную капсулу, из-за которой я не мог почувствовать эффект от тяжелых наркотиков. Мне тогда врач сказал, что легкие в какой-то степени опаснее. Но я был так рад, что к героину меня совсем не тянет, что пропустил все мимо ушей.

После кодировки, казалось, пошла другая карта. Знакомые позвали Виктора на работу на известную радиостанцию. Он отвечал сразу за несколько видов деятельности. Вот она, долгожданная интересная работа! До этого у Виктора

было много девушек, а на радио постоянно крутились молодые модели. Тут потекли рекой деньги, появился долгожданный джип.

- Мама не могла нарадоваться, сестра со своим мужем тоже были рады, поддерживали меня. Я пребывал в состоянии постойной эйфории: секс с разными девушками, тачка, в клубы меня пропускали бесплатно, знали, что свой. Но все это время я продолжал употреблять легкие наркотики. Думал, что ничего страшного нет, они ведь просто делают меня увереннее и интереснее.

У Виктора был постоянный поставщик: девушка из соседней квартиры. У нее все было качественное. А тут этажом ниже поселился какой-то парень. Выяснилось, что тоже барыга. У него товар был еще лучше. Виктор купил немного на пробы, пришел к девушке-поставщику. Вместе посидели, распробовали.

- Она согласилась, что эти наркотики лучше, чем у нее. Поэтому я спокойно стал покупать товар у парня. Но подруга меня не простила: рассказала полицейским, что у меня дома везде нычки. Один раз меня у подъезда схватили, но ничего не нашли. А через несколько дней я заболел, температура под сорок была. Мама меня лечила все, поила супом, лекарства давала. Тут стук в дверь. «Мам, это за мной. Открой, пожалуйста», - сказал я ей. Бедная мама.

Виктора посадили еще на восемь лет за хранение наркотиков. Все рухнуло в одну секунду. В тюрьме было легче, чем в прошлый раз. Через 5,5 лет Виктор вышел по УДО за хорошее поведение.

- Тут опять мне друг помог, работу подкинул. Я стал вахтовиком, постоянно в Сибирь мотался. Я думал, что все страшное осталось позади. Единственное, что мне не давало покоя, это мысли о семье. Всегда хотел иметь дружную семью, детей воспитывать. Под Новый год встретился со знакомыми из училища, среди них была Маша. Я в нее был влюблен еще 20 лет назад. Уже через месяц она ко мне переехала, а через три я сделал ей предложение. Вот он, мой человек! Не отпущу.

У Марии была своя квартира. Виктор решил все свои деньги вложить в ремонт, а потом переехать к ней. Сначала все было здорово, Виктор просто бежал домой, постоянно делал подарки супруге, ел по утрам блинчики со сметаной. Но начались проблемы, когда 16-летняя дочь Марии привела домой парня.

- Я – мужик. А меня никто не спросил, хочу ли я, чтобы с нами жил левый парень или нет. Дочь Маши вообще выдала: ты для нас ничего не сделал, твоего тут ничего нет. А потом упреки пошли и от Маши. Я ведь кредитов набрал, чтобы ее бизнес поддержать. Но он все проваливался, а Маша привыкла жить в комфорте. Если покупать диван, то за 200 тысяч рублей. Или вообще без дивана жить. Она стала меня упрекать, что я мало зарабатываю, что я – тряпка, слюнтяй, который не может семью прокормить. Мне было безумно больно. Я столько лет ждал семейного счастья, но все опять летит к чертам.

Мария периодически начала выгонять супруга из дома. Виктор ночевал то на работе, то в гостинице. Каждую ночь он проводил с единственной спутницей, которая всегда была рядом – с водкой. Год запоев сильно ударил по здоровью Виктора. Однажды мама позвала его в клинику, съездить на обследование.

- Я приехал, тут люди какие-то. Мама меня обманула, привезла в реабилитационный центр. Я сначала так психовал, злился. А через месяц сам не захотел домой ехать. Много слышал, что в других центра людей бьют, издеваются над ними. Но у нас, конечно, сотрудники очень хорошие, да и коллектив дружный. Сначала я волновался, что не могу с некоторыми людьми язык найти, но потом решил: ну не общаюсь я с 4 людьми, зато с 20 общаюсь!

Виктор находится в реабилитационном центре «Титан» в Перми уже несколько месяцев. Сейчас он начинает понимать, какие ошибки он совершал на протяжении жизни.

- Мне очень помогает работа с психотерапевтами. Мы постоянно анализируем какие-то события, мои действия, изменения моего характера. Когда я сюда попал, то думал, что терять уже нечего. Но в ходе бесед я понимаю, что у меня еще есть возможности, чтобы взять все в свои руки. Впервые за долгое время в моей жизни появилась цель.

Виктор говорит, что нахождение в реабилитационном центре «Титан» помогло ему больше, чем что-либо до этого.

- Меня тут слушают и слышат. Это очень важно. Я могу с любым вопросом обратиться к психотерапевту, который поможет мне разобраться в той или иной ситуации. Я не чувствую тяги к спиртному все время, что нахожусь тут. Немного жутко, что рано или поздно придется покинуть эти стены и остаться один на один с жизнью. Но я знаю, что еще несколько месяцев я буду приходить в реабилитационный центр на консультации, меня не оставят одного.


Вернуться к списку